[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Фан-творчество » Фанфикшн » "Противостояние" Автор: KeiSi X (Арес/Зена, Габриэль)
"Противостояние" Автор: KeiSi X
EvelynДата: Четверг, 10 Июл 2014, 22:15 | Сообщение # 1
Душа воина
Группа: Администраторы
Сообщений: 759
Дары: 10  +
Сила: 12
 
Противостояние



Автор: KeiSi X
Пэйринг или персонажи: Арес/Зена, Габриэль, Алти, Догмин и некоторые другие оригинальные персонажи второго плана
Рейтинг: PG-13
Жанры: Гет, Романтика, Драма, Фэнтези
Предупреждения: OOC
Размер: Миди
Статус: закончен
Описание: Зена и Арес, наконец-то, перестают играть в "кошки-мышки" и открыто признаются друг другу в своих чувствах. Но всё не так просто, впереди их ждут испытания, которым необходимо противостоять...

Разрешение на публикацию получено
 
EvelynДата: Четверг, 10 Июл 2014, 22:15 | Сообщение # 2
Душа воина
Группа: Администраторы
Сообщений: 759
Дары: 10  +
Сила: 12
 
Глава 1 — Признание
Когда луна взошла среди небес…
Нет, в первый раз прелестна так она!
Он здесь.

М.Ю. Лермонтов

«Я так мало читала истории Габриэль, наверное, потому, что знала их лучше, чем кто-либо, ведь они обо мне. И всё-таки жаль, что я всего лишь раз пробежала глазами по написанным ею строчкам, может быть, сейчас мне было бы немного проще. Да, я решила взять в руки перо, даже самой не верится, просто у меня нет больше сил держать всё это в себе…»
Она писала долго, почти до боли в пальцах. Расставила все запятые и все точки и ни разу не поставила многоточие, она чуть ли ни ненавидела этот знак. Габриэль говорила: это знак продолжения, а для неё – знак неизвестности. Но даже после того, как она всё написала, всё расставила на свои места, она всё ещё не решалась написать тот простой вывод, из-за которого вообще взялась за это дело, как будто что-то могло измениться от того напишет она это или нет. И уже остатками чернил запечатлела на пергаменте последнюю фразу: «Пора, наконец, признаться – я люблю его».
Ночь постепенно овладевала лесом, воздух темнел и наполнялся прохладой. Луна уже поднялась высоко в небо и с этой высоты осматривала свои владения, покрывая всё вокруг мягким серебристым светом. Рядом с луной в небе начинали загораться алмазные звёзды. Ветер, нагулявшись за день, затихал где-то в верхушках деревьев.
Зена отложила перо в сторону и посмотрела на языки пламени разведённого ею костра. Огонь весело потрескивал сухими ветками, но, встретив взгляд воительницы, замер, отражая печаль её глаз. Зена перевела взгляд с костра на свиток; перечитала строчки, написанные её обычно ровным и красивым, но в этот раз каким-то несмелым и немного кривым почерком; резко встала; бросила свиток в огонь и направилась в сторону небольшой деревеньки в нескольких милях от леса, где они с Габриэль остановились у старых знакомых.

Огонь не сразу принялся за свиток, сомневаясь в том, можно ли ему читать столь откровенную и личную запись королевы воинов, и решил начать с краю, где ничего не было написано.
Внезапно в воздухе возникли голубые искры, будто звёзды, заинтересованные свитком, решили спуститься ниже, чтобы прочесть его, но постепенно дымка звёзд рассеялась, открыв взору величественную фигуру бога войны. Арес мановением руки потушил пламя и поднял с земли задымившийся, но ещё не успевший сгореть пергамент. Затем он переместился в Зал войны, сел на трон и жестом зажёг факелы по периметру зала. Арес сам до конца не знал, зачем взял свиток, но что-то внутри правильно подсказывало ему, что написанное окажется чрезвычайно важным для него.

* * *

- Зена, где ты была так долго? – спросила Габриэль.
- Просто прошлась, - ответила та.
- С каких пор ты гуляешь с чернильницей? – улыбнулась блондинка.
- С чего ты взяла?
- Да у тебя все руки в чернилах, будто ты писала пальцами, а не пером.
Зена посмотрела на свои руки, а затем на подругу взглядом ребёнка, перепачкавшегося вареньем.
- Ты права, мне нужно было кое-что написать, вот возьми, - она протянула Габриэль перо и баночку с остатками чернил.
- Если нужно проверить на наличие ошибок – обращайся! – улыбнулась бард.
Она была в прекрасном настроении и поэтому не заметила странного, взволнованно-печального состояния подруги, её даже не заинтересовало, что и кому та писала.
- Зена, мы ждали тебя, чтобы начать ужинать, пойдём, пока еда окончательно не остыла.
Они прошли в просторную, чисто убранную комнату, посередине которой расположился большой прямоугольный стол.
Тут пора немного рассказать о друзьях наших воительниц. Это была семья из четырёх человек. Однажды младший из двух сыновей молодой супружеской пары, побежав за воздушным змеем, сорвался с обрыва. Чудом ему удалось ухватиться за какой-то выступ. Внизу были камни и колючий кустарник, вверху – больше ничего, за что можно было бы взяться, и… протянутая рука.
Зена, как всегда оказалась в нужное время в нужном месте. Родители не знали, как благодарить спасительницу своего сына и её спутницу, которая потом весь вечер рассказывала детям о приключениях Великой Королевы воинов.
Около тридцати лет прошло с тех пор, поседели пряди волос, выросли сыновья, только темноволосый воин и светловолосый бард остались прежними.
Вся деревня встречала их с улыбкой. Расспросы, угощения, отдельная комната... И как ни не любила Зена долго оставаться на одном месте, всё же ей пришлось согласиться побыть гостьей аж целую неделю.

* * *

Ночь уже полностью захватила всё вокруг. Луна поднялась ещё выше, сменив цвет с бледно-жёлтого на прохладно-голубой, и ещё более щедро осыпала землю ровным серебристым светом. Звёзды засияли ещё ярче на окончательно чёрном небе. Ветер в кронах деревьев зевнул, разбудив примостившуюся рядом с ним на ветке ворону, и вновь, окутанный дрёмой, заснул, оставляя мир в картинной неподвижности.
Казалось, всё и все спали в эту ночь, но это было не так – в уютной комнате маленького домика не спала королева воинов. Сначала Зена честно старалась заснуть, чтобы отогнать нахлынувшие на неё воспоминания и связавшую её по рукам и ногам тоску хотя бы на несколько коротких часов летней ночи, но потом, беспомощная перед самой собой, села на кровати. В другом углу комнаты сладко посапывала Габриэль, сегодня у неё был утомительный, но очень счастливый день. Зена мысленно поцеловала подругу в лоб и тихо покинула комнату. Остановившись на секунду у выхода, воительница осторожно открыла дверь и вышла во двор. Ночной воздух ударил ей в лицо прохладой и накрыл собой, будто шёлковым покрывалом. Она не знала, куда идти, но ей вдруг захотелось вернуться на лесную поляну, где она была несколько часов назад, к костру, в огне которого она пыталась сжечь свои чувства...

Через несколько минут Зена была на месте. Она медленно опустилась на ствол упавшего дерева. Ночная прохлада норовила выпасть росою слёз на щеках… А вокруг между тем продолжалась ночь, самая несчастная ночь её жизни.
Конечно, бывали ночки и похуже: войны, опасности, раны, боль, крики, кровь… Но так было впервые. Просто раньше она пыталась не думать на эти темы, на эту тему. С её-то жизнью нетрудно было найти способ «отвлечься». А теперь не то что подумала – написала. Она злилась на себя. И было как-то почти противно от ощущения некой зависимости - признаться только! – от бога войны. Хотя нет, не от него, а от Ареса, того Ареса, которого она любила; не бога войны, а просто мужчины, которого она любила…
Безысходность – вот подруга этой ночи. Зена поймала себя на странной, нелепой мысли, что ненавидеть его было бы проще… А может, она просто привыкла ненавидеть, привыкла не верить, вечно ждать обмана?.. Жизнь уже давала ей не одну возможность увидеть другого Ареса, того, который помогал ей, который любил её… Может теперь остался только он?
Внутри неё шла война. Между той её половиной, которая любила и прощала, и той, которая помнила всё в прошлом и ничему не верила в настоящем. Всё время Зена была второй половиной, но это не отрицало существование первой.

Внезапно королева воинов ощутила знакомое чувство, чувство, когда… Зена подняла глаза – в нескольких метрах от неё стоял он, Арес… в руках у него был свиток… её свиток… Зену будто что-то прожгло изнутри – ведь этого не могло быть!..
- Зена… - тихо произнёс бог войны с несвойственной ему нежностью и волнением в голосе.
- Арес?..
Ей хотелось так много сказать ему: и разубедить в том, что написанное правда, и признаться во всём… Одновременно ей хотелось бежать или проснуться, чтобы понять, что всё это сон. Но вместо всего этого она просто стояла и смотрела на него, как заворожённая. В её глазах он видел всё: её боль – её любовь.
Арес приблизился к Зене. Он тоже, кажется, хотел так много сказать ей: о том, что любит её, о том, что жалеет о многих своих поступках… Но тоже молчал, не находя нужных слов или понимая ненадобность говорить что-либо – ведь она тоже видела всё в его глазах.
- Я люблю тебя, - наконец прошептал он, касаясь рукой её щеки.
И поцеловал так нежно, как, кажется, никто её не целовал, вложив в поцелуй такую любовь, которую она не чувствовала ни от кого другого никогда. Зене хотелось обвить руками его шею и сильные плечи, прижаться к нему крепко-крепко и не думать ни о чём, и не бояться ничего… но нужно было сказать ему то, что она должна сказать, так или иначе…
- Арес… я… - начала она полушепотом
- Я люблю тебя. Слышишь? – повторил он так, что никто и никогда не усомнился бы в искренности его слов.
- Слышу, Арес, но это вряд ли что-нибудь изменит. Ты – бог, я – смертная, мы не… - продолжила Зена, тщетно пытаясь придать голосу холодность и равнодушие.
- Хватит, Зена, - одновременно резко и мягко оборвал воительницу Арес, – Это не причина. Это никогда не было и не могло бы стать причиной. Преграда между нами не то, что я – бог, а то зло, которое я причинил тебе и тем, кто был тебе дорог, то зло, за которое ты должна была меня ненавидеть, то зло, за которое я теперь прошу у тебя прощения.
- Прости меня, - сказал он, смотря Зене в глаза с таким сожалением, с такой нежностью и с такой любовью, что она непроизвольно вздрогнула.
- Давно простила, - шёпотом ответила воительница.
Слеза невольно скатилась по её щеке. Она больше не могла удерживать слёзы, но сейчас это была не слабость, потому что настоящее счастье не приходит без слёз, а оно у неё теперь было. Пусть лишь на эти пару минут, но всё-таки было!
Арес осторожно коснулся её лица, вытирая капельки слёз, и поцеловал в глаза, ощутив солёный привкус их общего счастья.
- Это к расставанию, - прошептала она с грустной улыбкой. Зена никогда не верила в приметы, но сейчас почему-то вспомнила эту фразу.
- Нет, - ответил он, – теперь я никуда тебя не отпущу.
С этими словами он обнял Зену за талию и притянул к себе.
А вокруг между тем продолжалась ночь, самая счастливая ночь её жизни.




Такие люди как мы сами строят свою судьбу.

 
EvelynДата: Четверг, 10 Июл 2014, 22:16 | Сообщение # 3
Душа воина
Группа: Администраторы
Сообщений: 759
Дары: 10  +
Сила: 12
 
Глава 2 — Счастливые часы

Лови минуты счастья.

Л.Н. Толстой

Зена открыла глаза. Предрассветное небо над головой было нежного розово-голубого цвета с едва заметными серебристыми искорками тающих звёзд. Лёгкий утренний ветерок ласково коснулся лица воительницы, донеся до неё приятный запах, запах, который разбудил её. Зена опустила глаза – на её груди лежала большая красная роза. Королева воинов осторожно взяла её, поднесла к лицу и глубоко вдохнула сладковатый аромат королевы цветов. Затем Зена приподнялась на локтях, ища, чем бы укрыться, ей было слегка прохладно в одной рубашке, но тут же забыла об этом, удивлённо осматривая всё вокруг. Это была та же лесная поляна, что и вчера: те же деревья, та же трава, тот же пепел от костра, тот же ствол упавшего дерева, даже та же ворона на той же ветке, только уже проснувшаяся и занимающаяся чисткой своих чёрно-серых пёрышек, но… как это место изменилось!.. Вчера оно было чем-то вроде поля боя, местом сражения любви и ненависти, счастья и горя, а сегодня… сегодня, наполненное светом и нежной прохладой, буквально пропитанное чистым, настоящим счастьем, это место не оставляло сомнений в том, на чьей стороне оказалась победа. Это отражалось во всём: в хрустальных росинках на сочной зелёной траве; в ослепительно-белых лепестках каких-то лесных цветов; в мягких рассыпчатых облаках в небе, где через несколько минут должны были появиться первые робко-золотистые лучи солнца; в небольшом ручье с кристально чистой водой – во всём, что вчера было скрыто темнотой или просто неважно.
Воспоминания о прошедшей ночи вызвали у королевы воинов весьма логичный вопрос: «Где он?» - но нарушать утреннюю тишину ей не хотелось даже звуками, составляющими его имя, поэтому она бесшумно встала и направилась к ручью, чтобы умыться.
Вода была обжигающе-холодной, но это не помешало Зене сделать несколько глотков этого лесного сока.
- С добрым утром! – услышала она голос за спиной и, обернувшись, увидела перед собой Ареса с узорчатой вазой полной земляники в руках.

Через минуту она сидела у него на коленях и ела ярко-красные ягоды из его рук. Зене впервые за долгие годы было по-настоящему хорошо, спокойно и светло на душе, она впервые, кажется, не думала ни о будущем, ни о прошлом, а жила настоящим, каждым мгновением, каждым вдохом и взглядом. Словом, она наконец-то была по-настоящему счастлива.
Остальная часть утра прошла так же безмятежно и прекрасно, как и его начало, кроме того момента, когда они услышали голоса детей, приближающихся к поляне. Арес уже хотел сделать их с Зеной невидимыми, но она остановила его, не желая, вероятно, чтобы он часто использовал свою силу или просто ожидая удивлённо-любопытных глаз. Однако дети одарили пару таким взросло-укоризненным взглядом, мол «не маленькие же!», что Зена чуть не рассмеялась, и спросили, не видели ли они здесь грибов; Арес указал им куда-то на северо-запад, где, Зена даже не сомневалась, ребят ждало целое грибное месторождение.
Лишь когда солнце заняло своё наивысшее положение в небе и стало греть сильнее, воительница будто проснулась во второй раз и засобиралась в деревню успокаивать Габриэль, которая, наверное, должна была уже рвать и метать и в соответствии со своим характером организовала, должно быть, целый поисковый отряд.
- Лучше я найдусь сама, - улыбнулась Зена, закрепляя шакрам на поясе, – И ещё… я сама скажу ей о нас, хорошо?
- Конечно. Как ты это сказала: «О нас»? Как это здорово звучит!
- Да, - подтвердила она всё с той же улыбкой, – Ну, я пошла. Пожелаешь удачи? А то, честно говоря, боюсь, как бы Габриэль не разорвала меня на ленточки и верёвочки.

Бард и впрямь была очень обеспокоена отсутствием подруги, но поискового отряда не организовывала и встретила её не шестом по голове, а объятьями, но примерно той же силы.
- Ну и где тебя носило всю ночь?! – спросила Габриэль, – Просыпаюсь я – а её нет, ну, думаю, встала раньше, даже расстроилась, что за все эти годы так и не научилась вставать раньше тебя. И что?! Выхожу во двор ¬– а её никто с утра ещё не видел; и только после завтрака сторож вспомнил, что видел ночью женщину в воинской одежде, направляющуюся в сторону леса. Вот скажи мне, что делать одной в лесу, да ещё и ночью?! Грибы что ли собирать?!
Зена пересилила улыбку и сказала:
- Извини, Габриэль, так вышло. Впрочем, чего ты так волновалась, ну что я, по-твоему, волков боюсь что ли или постоять за себя не могу?
- Да можешь, можешь, - уже спокойным тоном ответила бард, – Пойдём, уже время обедать, а ты ведь даже не завтракала.
- Ну… - улыбнулась королева воинов, – Но от обеда отказываться не стану.
- Вот и пойдём, а по дороге расскажешь, какой волк кормил тебя сегодня завтраком, - у Габриэль, похоже, тоже, несмотря ни на что, было хорошее настроение. Это облегчало Зене задачу, а впрочем, она в любом случае не собиралась скрывать от подруги правду.
- Аресу будет интересно узнать, какое сравнение ты для него подобрала.
- Арес. Я почти догадалась. И что, вы теперь вместе? – последнюю фразу она произнесла с некой колкостью.
- Без сарказма, ладно? – серьёзным тоном ответила Зена, – Он уже не тот Арес, которого и ты и я знали раньше. И да – мы теперь вместе.
- Да разве я против, - сменила интонацию бард, – Для меня главное, чтобы ты была счастлива, ты ведь пообещаешь мне быть с ним счастливой?
Зена улыбнулась и кивнула.

* * *

Вечер уже уступил место ночи, которая накрывала всё вкруг своим чёрным покрывалом и смотрела на землю тысячами звёздных огоньков. В доме, где остановились подруги, нынче был праздник. Люди, собравшиеся за столом, разговаривали, смеялись, поднимая кружки за всеобщее здоровье и благополучие – словом, всё так весело проводили время, что никто, в том числе и Габриэль, не заметил, как Зена встала из-за стола и вышла во двор.
Ночь была безлунная, но необыкновенно звёздная. Казалось, со вчерашнего дня в небе стало вдвое больше звёзд, и каждая горела, подобно драгоценному камню, ярким ровным светом со своим неповторимым оттенком.
Зена опустилась на скамейку. Её взгляд устремился вверх, к далёким небесным светилам. Но вдруг звёзды стали вырисовываться в воздухе всего в метре от неё, постепенно увеличиваясь и разгораясь.
- Привет, - нарушил тишину Арес.
Зена улыбнулась в ответ. Он приблизился и сел рядом с ней.
- Что такая прекрасная дама делает одна в ночном саду?
- Отдыхает от десятков громких и весёлых голосов, звучащих одновременно, - подхватила игривый тон королева воинов, - признаться, я не люблю шумных вечеров, - продолжила она, и в голосе её стала слышна усталость.
- Так, может, я украду тебя отсюда?
Зена взглянула на Ареса с чем-то вроде приятно-притворного удивления.
- Давай сбежим отсюда туда, где нет утомляющего гула чужих голосов, - закончил он.
Зена была не против. Арес поднял её на руки и звёзды окружили их, унося куда-то вдаль.

Первое, что почувствовала воительница, когда её ноги снова коснулись земли, кроме того, что сапог на ней уже не было, а воинский костюм сменило длинное тёмно-синее платье, был мягкий, немного влажный песок. Когда они перемещались, Зена закрыла глаза, ей был непривычен этот яркий голубоватый свет, и теперь, когда открыла их, была буквально сражена красотой того места, где оказалась.
Это был берег бескрайнего океана, волны которого, движимые лёгким ветерком, с приятным для слуха плеском набегали на бархат берегового песка, едва касались ног и вновь уходили в водные просторы, оставляя после себя красивые камешки и ракушки. Небо было почти не видно из-за сотен тысяч звёзд. Его можно было сравнить с чёрным парчовым платьем, вышитым бриллиантовыми бусинами. Солнце ещё не до конца утонуло в океане, и его последние золотисто-алые лучи крупными лепестками лежали на водной глади. За спиной приветливо шумели деревья, и откуда-то издалека до ушей долетали трели неизвестных ночных птиц.
- Это небольшой остров посреди океана, одно из тех мест, которые составляют белые пятна на современных картах, - произнёс Арес, предугадывая вопросы.
Зена обернулась и увидела, что за её спиной на песке было расстелено большое шёлковое покрывало, на котором лежало множество подушек, и стояла большая ваза с фруктами.
- Здесь потрясающе красиво, - сказала она, устраиваясь на покрывале, - почему я раньше не была здесь? – произнесла она как-то задумчиво.
- Может, потому что не хотела?..
Арес сел рядом с ней. Лёгким движением руки он опустил бретельку с её левого плеча и коснулся губами шелковистой кожи. Зена закрыла глаза от удовольствия. Его руки опустились на её талию, подчиняясь им, Зена чуть развернулась и положила голову к нему на колени.
- Хотела. Но, может быть, ты не знал таких мест?.. – произнесла она, проводя рукой по его щеке и опускаясь ниже по шее.
- Теперь всё будет иначе, не так, как раньше, - сказал Арес то ли утвердительно, то ли вопросительно, но определённо давая понять, что он сделает всё для этого.
- Я так этого хочу, - ответила Зена в то время, как её рука играла с его медальоном в виде меча.
- Арес… - прошептала она, - я, кажется, ни разу не говорила…
Она посмотрела в его глаза, они никогда не были такими… такими нежными, такими тёплыми, такими… Странно, даже немного жутко становилось при мысли, что вот эти глаза когда-то смотрели на неё с ненавистью… Сцены из прошлого пробежали у воительницы перед глазами, всё: плохое, хорошее – всё, что было как-то связано с ним, и эта ночь, прошлая ночь… и снова его глаза, такие, как сейчас…
- Я люблю тебя, - закончила Зена.
Арес попытался что-то произнести в ответ на самые желанные слова, пусть она писала их, но говорила впервые, но Зена не дала ему этого сделать, коснувшись пальцами его губ.
- Не говори ничего, - она захватила его губы в поцелуе, обвив руками его шею.
Зена понимала, что после фразы, которую она только что произнесла, она окончательно ему «сдалась», но ей было всё равно. Она хотела этого. Одновременно она чувствовала его власть над собой и свою над ним. И оба эти чувства были ей приятны.




Такие люди как мы сами строят свою судьбу.

 
EvelynДата: Четверг, 10 Июл 2014, 22:16 | Сообщение # 4
Душа воина
Группа: Администраторы
Сообщений: 759
Дары: 10  +
Сила: 12
 
Глава 3 — Понимание

Никогда счастье не ставило
человека на такую высоту,
чтобы он не нуждался в друге.

Сенека

«Солнце ярким пламенем горело на чёрном шёлке её волос и медном золоте доспехов. Она казалась спокойной, во всяком случае, ни один мускул её тела не дрогнул, но внутри королева воинов была напряжена. Это отражалось в её глазах, полузакрытых, устремлённых куда-то вдаль.
Вдруг будто бы из ниоткуда перед ней появились несколько вооружённых мужчин. Они не были похожи на обычных бандитов, даже на простых солдат, видно было, что это искусные, хорошо обученные воины. Их было человек десять, но, пожалуй, обличье их произвело бы впечатление на целую армию. Достаточно было взглянуть на оружие – большие тяжёлые двуручные мечи с рукоятями, богато украшенными драгоценными камнями. Такое оружие, казалось, могло бы разрубить скалы.
Впрочем, Зену это не слишком испугало. Она медленно, почти лениво, вынула свой меч, ослепляющее сверкнувший на солнце…»
К Габриэль наконец-то за долгие месяцы пришло вдохновение. Более того, бард впервые, если не считать историю с заколдованным свитком, не описывала минувшие события, а сочиняла. Она сидела на коленках на кровати Зены у окна, в которое били лучи необыкновенно яркого солнца, озарявшего всю комнату своим золотистым теплом. Габриэль вспоминала о том, что произошло в последние дни, и сердце её тоже наполнялось теплом и светом. Она была так рада, что дорога завела их в эту деревню, к этим людям, которых она успела полюбить. Это место напоминало ей Потейдию, и было очень здорово, что они с Зеной остановились здесь на целых семь дней. Ещё Габриэль была рада за подругу, ведь счастливые искры не покидали теперь синие глаза. Конечно, возможно, не Ареса, не бога войны, она хотела видеть рядом с ней, но это выбор Зены, и она не будет спорить. Вот только… останется ли её с Зеной дружба неизменной?..
Голубые искры закружили в воздухе, и посередине комнаты появились Зена и Арес. Они стояли обнявшись и почти в унисон сказали Габриэль:
- Привет!
- Привет, - отозвалась та, отрывая взгляд от свитка. Она до того пыталась быть серьёзной, почти рассерженной, что сама едва сдерживала улыбку. Ей очень хотелось поговорить с Зеной, Арес понял это и произнёс:
- Пожалуй, я оставлю вас.
Зена поцеловала его на прощанье, и он исчез.
- Ну как ты тут без меня? – спросила воительница, садясь на кровать рядом с подругой.
- Как видишь, - ответила бард, указывая на свиток, и перевела взгляд на Зену, - У тебя глаза светятся! Зена, я так рада, что ты нашла своё счастье. Вчера я ещё не верила, а сегодня увидела всё в твоих глазах.
- Да… - улыбнулась Зена, - Можно? – спросила она, глядя на свиток.
- Конечно. Только он ещё не окончен. И это придуманная история, - улыбнулась бард.
Зена взяла свиток в руки и прочла вслух первую попавшуюся строчку:
- «Такое оружие, казалось, могло бы разрубить скалы. Впрочем, Зен…» Габриэль, ты даже в придуманной истории делаешь героиней меня, - усмехнулась королева воинов.
- Ну… Наверное, я не умею по-другому, - улыбаясь ответила Габриэль.
- Но ведь твои свитки буду читать не только я. Люди начнут принимать выдумку за правду.
- Я об этом как-то не думала, - произнесла сказительница.
- Тебе нужно научиться придумывать не только ситуации, но и самих героев. Кстати, на улице замечательная погода, пойдём прогуляемся. Может, свежий воздух вдохнёт в тебя новые идеи.
- Хорошо, - сказала Габриэль, спрыгивая с кровати.

* * *

Подруги сидели на изящной деревянной скамейке под облитой солнцем берёзой, раскинувшей над ними свой зелёный шатёр. В руках у Габриэль была тряпичная кукла в пёстром платьице, подаренная ей пятилетней девочкой из соседнего дома.
Разглядывая сделанные из рыжих ниток кукольные волосы, бард с улыбкой произнесла:
- Похожа на меня, правда? – не дождавшись ответа, она продолжила тем же голосом, - Знаю, что глупо спрашивать, чем ты занималась этой ночью, но ты бы всё-таки рассказала хоть что-нибудь.
- С чего мне начать? – произнесла воительница в ответ.
- Ты расскажешь?! – выпалила бард, сражённая таким ответом, поскольку она была уверена, что Зена лишь отмахнётся от расспросов.
- Отчего нет. Только вот почему ты спрашиваешь именно меня? Можешь обратиться к Аресу, он тоже там был, - улыбнулась Зена.
- Так я и знала… - наигранно-обижено произнесла блондинка, - хотя… - она хитро улыбнулась, - пусть он расскажет, а ты представь мне письменный отчёт.
Зена псевдо-испуганно посмотрела на неё, и обе подруги рассмеялись.
Однако с лица Габриэль улыбка быстро исчезла. Нет, она не заставляла себя улыбаться, и ей не были неприятны подобные разговоры. Просто одна мрачная мысль в потоке светлых не давала ей покоя. В глазах барда читалось желание поговорить о чём-то серьёзном, очень важном для неё, и сейчас она, похоже, нашла подходящий момент.
- Ну, поскольку ты всё равно ничего не скажешь, посвяти меня хотя бы в свои планы на ближайшее будущее, - произнесла она.
Королева воинов поняла, на что намекала подруга, и, посмотрев на неё с укоризненной улыбкой, ответила:
- Габриэль, неужели ты думаешь, что мои отношения с Аресом как-то отразятся на нашей с тобой дружбе?
- Зена, когда я вышла за Пердикоса… ты ведь не собиралась навещать нас, верно? Я тогда была слишком счастлива, что понять это и… Я могу остаться здесь, - она взглянула на куклу и печально улыбнулась, - здесь мне, кажется, будут рады… или уйти к амазонкам…
Зена обняла подругу.
- Габриэль, ну что ты в самом деле? Ты часть моей жизни, большая и незаменимая часть. Без тебя нет меня, - она сделала паузу, - Впрочем, если я тебе так надоела…
Габриэль положила голову ей на плечо и рассмеялась:
- Нет, конечно, нет.
В этот момент к ним подошёл Марк, младший сын гостеприимной пожилой пары, тот самый, которому Зена много лет назад спасла жизнь.
- Зена, ты вчера ушла с ужина, мы искали тебя, что-то случилось? – обратился он к воительнице, как-то странно посмотрев при этом на Габриэль.
- Нет, все в порядке, Марк, просто у меня были кое-какие дела, - ответила королева воинов, - не стоило беспокоиться.
- Хорошо, если так, - произнёс юноша, вновь одарив барда пронизывающим взглядом, - Кстати, Габриэль, мне бы хотелось почитать твои свитки, ты не против?
- Конечно, не против. Ты можешь взять их, они в комнате на столике, - отозвалась та.
Юноша ответил ей радостной улыбкой и направился к дому.
- Так-так-так… - улыбаясь произнесла Зена, вопросительно глядя на подругу, - осаждаешь меня вопросами, а сама-то ничего не хочешь рассказать?
- Ты тоже заметила, что он как-то так на меня смотрит?.. – смущённо ответила блондинка.
- Трудно было не заметить, - усмехнулась владелица шакрама, - и как он тебе?
- Зена, я же его настолько старше! - удивляясь вопросу подруги, сказала бард.
- Ну, лет на двадцать… а при том, что ты выглядишь на все сто… - продолжала дразнить воительница.
- Хватит, Зена! – Габриэль, смеясь, стукнула подругу по коленке.
Та, расценив это как нападение, пригрозила ей кулаком, а потом, невинно сложив руки, произнесла:
- Ладно. Но, если исчезнешь на ночь, я потребую письменный отчёт!




Такие люди как мы сами строят свою судьбу.

 
EvelynДата: Четверг, 10 Июл 2014, 22:16 | Сообщение # 5
Душа воина
Группа: Администраторы
Сообщений: 759
Дары: 10  +
Сила: 12
 
Глава 4 — От любви до ненависти...

Ужасно вновь воскрешать боль.

Вергилий

Ложь несет душе и телу
бесконечные мученья.

Шота Руставели

Время близилось к полудню. В деревне Зену попросили помочь лошади, поранившей ногу в капкане. Рана не была серьёзной, но хозяин лошади очень переживал за свою любимицу, а королева воинов знала травы, которые могли поспособствовать быстрому выздоровлению белоснежной кобылы.
Теперь Зена перебирала и складывала по разным пучкам, сорванное лекарство, сидя посередине лесной поляны на пне огромного дерева, прожившего, должно быть, не одну тысячу лет; и из которого, как говорили, была сделана часть дома, где были так рады зеленоглазому барду и синеглазой воительнице.

Знакомый звук пронзил раскалённый воздух в нескольких метрах от неё. Не отвлекаясь от своего занятия, она ласково произнесла:
- Привет!
Ответа не последовало. Зена ощутила холодный, нет ледяной для жаркого летнего полдня поток воздуха со стороны бога войны. Она подняла глаза: Арес не смотрел на неё; его голова была чуть опущена, брови слегка сдвинуты, каждый мускул казался напряжённым – весь его вид был каким-то холодно-серьёзным. Зена смотрела на него в упор, не моргая, и, казалось, от этого напряжение его возрастало; но она не могла смотреть по-другому. Множество разных мыслей в долю секунды проскользнуло в голове воительницы, голос бога войны опровергнул каждую из них:
- Месть так сладка!.. – по его лицу скользнула пугающая ухмылка.
- О чём ты говоришь?
- Ах, Зена! Всё оказалось столь просто и приятно! Свиток со слезливыми признаньями – отличный шанс! Кстати, тебе стоит поучиться у своей блондиночки составлению предложений. И как же быстро ты сдалась! Или всё дело в сентиментальности? Пара глупых нежных слов, ночь на необитаемом острове – и ты у моих ног!
- Что? – кровь вскипала…
Зена встала, отбросив прочь с трудом найденные травы. Его слова сыпались на неё градом, стрелами, огненным пеплом.
- Да! Моей целью была месть. Или ты забыла, как обманывала меня, как использовала, как унижала, как хотела убить?! А ведь я, правда, когда-то хотел видеть тебя своей королевой. Но всё проходит, Зена. В итоге остаётся только ненависть и желание мстить.
- Мерзавец! – руки с огромной силой сжимались в кулаки…
- Вижу, ты со мной согласна, - насмешливый тон был невыносим, - Но не кипятись, не трать напрасно силы. Я получил то, что хотел, и ты не интересуешь меня больше, - он исчез мгновенно.
В след ему воздух пронзил оглушительный, отчаянный, наполненный злостью и негодованием крик. С соседних деревьев испуганно рванулись ввысь стаи птиц. Зена упала на траву. Стоять не было сил. Пальцы впивались в землю. Сердце билось в истерике. Мысли пылали. Она любила его, она верила ему, она… ПРИЗНАЛАСЬ ЕМУ В ЛЮБВИ!!! А он всё это время смеялся над ней, наслаждался своей местью… а самое ужасное – он оказался прав: остаётся только ненависть. И теперь за всё это, за этот обман, за эту жестокую шутку она ненавидит его. Ненавидит.




Такие люди как мы сами строят свою судьбу.

 
EvelynДата: Четверг, 10 Июл 2014, 22:17 | Сообщение # 6
Душа воина
Группа: Администраторы
Сообщений: 759
Дары: 10  +
Сила: 12
 
Глава 5 — Беда не приходит одна

Когда исчезнет то, что зло сейчас,
немедленно наступит то, что зло завтра.

Ф. Искандер

Габриэль вышла навстречу подруге:
- Знаешь, я достала такую вазу для розы, которую ты принесла вчера. Вот, только посмотри! Она покрыта тройным слоем лака, а глина…
Зена не дала ей договорить, резким движением руки сломав и бросив на землю цветок, так красиво смотревшийся в вазе.
- Зена?! – Габриэль была в недоумении.
Королева воинов прошла в комнату. Бард вбежала за ней:
- Что случилось?
- Ненависть, Габриэль. Остаётся только ненависть! – Зена достала из сапога нож и метнула его в стену.
- Зена, я ничего не понимаю. Объясни, что произошло.
Королева воинов не была настроена разговаривать. Габриэль поняла это, а ещё поняла, что случилось что-то серьёзное. Незнание пугало её, но сейчас она должна была оставить Зену наедине с самой собой. Бард вышла из комнаты, закрыв дверь со словами:
- Я зайду позже.
Зена кивнула, падая на кровать. Габриэль услышала, как за дверью шакрам встретился со стеной.
Прошло около часа перед тем, как Габриэль тихо вошла в комнату. В руках у девушки была дымящаяся чашка с травяным чаем.
Зена лежала на кровати не сняв сапог. Рядом на полу валялись меч, ножны, нагрудные латы, браслеты. Глаза воительницы были закрыты, но она не спала. Может, пыталась заснуть… Ещё пыталась ни о чём не думать… Тщетно. Но мысли постепенно остывали. Ненависть с другой стороны – холодное чувство. Однако были и новые огоньки размышлений. Она думала, что подобный поступок не слишком свойственен Аресу. Да, он был мастером обмана, но всегда все его уловки, все его действия были направлены на то, чтобы вернуть её. Вряд ли она когда-нибудь могла предположить, что его целью будет месть. Выходит, она его совсем не знала. Или было что-то ещё?..
Габриэль села на кровать рядом с подругой
- Выпей, - произнесла она.
Зене было почти противно, что Габриэль ухаживает за ней, как за больной, и до щемящего чувства в груди приятно от осознания того, что в этом мире есть человек, которому она нужна, человек, который любит и не предаст. Габриэль ласково посмотрела на подругу. Глядя в эти лучистые зелёные глаза, Зена могла забыть о любом зле и любых невзгодах… Бард провела рукой по тёмным волосам, она чувствовала боль внутри подруги, боль, которая билась штормовыми волнами, но, сдерживаемая, не могла вылиться наружу. Ведь это была Зена, которая всегда старалась оставаться сильной, всегда решала всё сама. Но разве слёзы – порок? Габриэль уже не спрашивала, что случилось, неважно что (учитывая, что она уже почти догадалась), она просто сказала:
- Хочешь: поплачь. Освободи душу.
«Плакать? Из-за него? Да никогда!» - эта мысль заставила Зену подняться. Она села рядом с Габриэль и взяла из её рук чашку с уже слегка остывшим чаем. Был и другой способ освободить душу:
- Ты ничего не спросишь? – произнесла королева воинов.
- Нет, - прозвучал мягкий ласковый голос, - но, если хочешь, услышу и пойму всё.
Зена сделала глоток ароматного напитка.
- Его интересовала только месть. Я поверила сама. И стала игрушкой в безжалостных руках, вещью, которая сделалась ему просто не нужна, - внешнее ледяное спокойствие, с которым она произнесла эти слова, было хуже истерики. Но предательская слеза всё-таки скатилась по щеке.
- Зена… - Габриэль обняла её, а потом как-то странно посмотрела в синие глаза.
- Что?
- Зена, я знаю тебя. Пожалуйста, не надо ненависти, не надо ответной мести, - её голос звучал почти умоляюще, - он не достоин.
- Да, не достоин. Но я не могу, Габриэль, по крайней мере, сейчас, не могу не ненавидеть. Мстить я не стану.
Зена сорвалась, когда погиб Элай, но мстить за себя она не будет. Просто он теперь её враг, и она уничтожит его, если он станет мешать ей жить или будет причинять боль другим.

Вдруг подруги услышали какой-то шум на улице и поспешили выйти из дома.
- Я пришла навестить старую знакомую. Надеюсь, ты рада, - перед Зеной стояла… Алти(!)
Габриэль невольно сделала шаг назад. Зена же с трудом верила своим глазам.
- Что тебе нужно?
- О! Тебе, наверное, будет интересно, как я ожила? Это потрясающая история! – размеренным тоном произнесла ведьма, - Ты помнишь Догмина? – продолжила она, - Он потратил столько сил, чтобы добыть камень Иксиона, а ты просто убила его катапультой. Как скучно! Но, уверена, ты не знала, что в далёкой деревушке у твоего бывшего раба рос сын, названный тем же именем. А вот он узнал, кто убил его отца, и, хоть никогда не видел его, поклялся отомстить. Именно он вернул меня к жизни, прочитав древнее заклинание и назвав случайное, когда-то услышанное имя. Он хотел использовать силу заклятья против тебя, но вначале решил проверить, как оно работает. Увы, использовать такое мощное оружие можно было лишь единожды. Впрочем, Догмин не пожалел об этом: в благодарность я предложила ему свою помощь. Разборки с тобой, Зена, стали смыслом моей жизни, - Алти усмехнулась, закончив свой монолог.
Зена, конечно же, помнила Догмина. Также она помнила, что Габриэль рассказывала о свитке, сокрытом где-то в расщелине на вершине вулкана. Свиток этот хранил в себе древнее заклинание, способное убить живого или вернуть к жизни умершего человека.
- Как любезно с твоей стороны рассказать мне всё это. Неужели заклинание вернуло вместе с тобой и честь, которой у тебя никогда не было? – произнесла Зена.
- Да ты плохо меня знаешь, королева воинов. Я привыкла смотреть врагу прямо в глаза, ничего не скрывая, а уж потом расправляться с ним. А насчёт того, что вернулось вместе со мной, тебе интересно, Зена, вернулась ли со мной моя сила? Так знай – она при мне, даже больше, теперь я многое умею и почти бессмертна. Кстати, Догмин и его армия будут здесь через несколько дней, тогда и поговорим, а пока приведи себя в порядок, признаться, выглядишь ты неважно. Проблемы в личной жизни? Я слышала, бог войны помахал тебе ручкой.
- Тебя это не касается! – раздражённо крикнула воительница, осведомлённость Алти повергла её в шок.
- Конечно-конечно! Но, надеюсь, тебе ничто не помешает сразиться со мной, пока армия Догмина займётся этой милой деревушкой. До встречи, Зена! - произнесла ведьма и исчезла.




Такие люди как мы сами строят свою судьбу.

 
EvelynДата: Четверг, 10 Июл 2014, 22:17 | Сообщение # 7
Душа воина
Группа: Администраторы
Сообщений: 759
Дары: 10  +
Сила: 12
 
Глава 6 — Договор

Судьбы прокладывают путь.

Вергилий

Вернёмся на пару шагов назад: обратимся к событиям, предшествующим разговору Зены и Ареса в жаркий полдень на лесной поляне.

Арес оставил Зену и Габриэль наедине с их дружбой и переместился в один из своих храмов. Хотелось немного побыть в тишине, подумать, дома, на Олимпе, это было невозможно (с такой-то сестрой!) Мужчина улыбнулся, вспомнив, во что превратился Олимп, когда Афродита решила «обновить обстановку». Но его мысли быстро вернулись на Землю – к той, о которой он в общем-то не переставал думать никогда, к той, которую он по-своему любил всегда и с годами всё искренней – к королеве воинов, королеве его сердца…

- Какое запустение! Сегодня людям свойственно не помнить о тех, кого они чтили вчера. Или бог войны не нуждается в людских подношениях?
Арес обернулся: перед ним была Алти. Олимпиец слышал о ней и узнал, но он никогда не имел с ней дела, поэтому был удивлён её появлению. К тому же, ему было известно, что Зена её убила.
- Бог войны не нуждается в непрошеных гостях, - резкий тон почему-то заставил ведьму улыбнуться.
- Что ж, радушной встречи я и не ждала, но у нас есть о чём поговорить, уж поверь.
- Можешь начинать, - Алти ничуть не смутил повелительный тон, так как медлить она не собиралась.
- Думаю, слухи о моей кончине дошли и до ушей олимпийского бога. Что ж, они вполне правдивы. Однако, как видишь, я не призрак – военачальник по имени Догмин вернул меня в этот мир. Мир, где у нас с ним есть общая цель: уничтожить ненавистную нам обоим королеву воинов. Догмину принадлежит армия из вооружённых до зубов и хорошо обученных солдат, мне – довольно не плохая магическая сила. Мы бы справились с задачей на «отлично», но возникла одна проблемка: своевременно мне стало известно, что у нашей Зены появился весьма серьёзный друг – бог войны, да ещё олимпиец, который мог бы помешать осуществлению планов. Мог бы, уже не может. Взгляни, - она протянула Аресу свиток. С презрением посмотрев на ведьму, мужчина взял свиток и развернул его.
- Это договор, заключённый между мной и Судьбами, - продолжила Алти, - договор, согласно которому ты обязан порвать со своей любимой смертной, а также не имеешь права вмешиваться в мои и Догмина дела. Заметь: ты не можешь рассказать Зене об этом договоре, а должен расстаться с ней, убедив в своей ненависти. В противном случае нить её жизни оборвётся. Да, кстати, свиток нельзя уничтожить, это могу сделать только я.
- Трусливая дрянь! Тебе не хватило смелости решиться на честный поединок!
- Разве? А может, даже бог войны не знает, как я это сделала?
Ответ на этот вопрос заключался в следующем. Алти удалось убедить Парков в том, что неразбериху в нитях судеб, некогда устроенную Цезарем, разрешила она своим могуществом (а не беспомощная девчонка Габриэль, которая чуть было всё не испортила). Восстановление порядка якобы стоило Алти жизни, так что Парки оказались у неё в долгу, и теперь, вернувшись к жизни, она ждёт возвращения долга. Впрочем, это не давало ведьме права требовать слишком много (например, лишить Зену жизни), да и для Алти это было бы слишком просто, поэтому полученный договор её полностью удовлетворил.
Однако Ареса вся эта история откровенно не интересовала. Ему было достаточно существования самого договора, да и как делаются подобные вещи он, увы, знал не понаслышке.
- Довольно самовлюблённых речей! – жёстко произнёс он.
- Зачем же сразу так? – усмехнулась Алти, - Не пристало богу войны переживать из-за никчёмной смертной, тем более, когда есть та, кто может заменить её сполна, - она змеёй обвила его плечи.
Арес резким движением отстранил её и огненным шаром отправил к стене.
- Ты тоже смертна! – произнёс он.
- Ты достойный противник, - сказала Алти, поднимаясь с пола, - жаль, что мы не можем сразиться, так как, пусть я и смертна, даже тебе было бы непросто победить меня. Но в этой войне для тебя нет места, так что надеюсь, ты найдёшь себе более интересное занятие. И помни: таким, как мы, целесообразней быть вместе, - с этими словами она исчезла.
Арес пустил ей вслед несколько огненных шаров, заставив храм содрогнуться. Мужчина был вне себя от гнева, и бушующее внутри него пламя, теперь в буквальном смысле вырвалось наружу. Но нужно было успокоиться и всё обдумать. Арес сел в кресло и ещё раз развернул свиток, который держал в руках. Глаза вновь убедились, что всё это правда. Пергамент со злостью был брошен в пылающий камин, но огонь даже не задымил его…

* * *

Арес появился на лесной поляне в нескольких метрах от Зены. Было, мягко говоря, не по себе от осознания того, ЧТО сейчас придётся сказать любимой женщине…
Ласковое «Привет!» из её губ испепелило воздух вокруг и острым кинжалом вонзилось в сердце…




Такие люди как мы сами строят свою судьбу.

 
EvelynДата: Четверг, 10 Июл 2014, 22:17 | Сообщение # 8
Душа воина
Группа: Администраторы
Сообщений: 759
Дары: 10  +
Сила: 12
 
Глава 7 — Армия

Победа зависит от доблести легионов.

Гай Юлий Цезарь

Зена верхом на Арго въехала за деревенскую ограду. Габриэль подбежала к ней.
- Как я и думала, - произнесла королева воинов, спрыгнув с лошади, - передовой отряд будет здесь через пару часов: сам Догмин и ещё несколько человек – вероятно, лучшие воины и близкие друзья. Они осмотрятся, расположатся, но нападать не станут, Алти ведь нужна вся армия. Впрочем, не думаю, что численность войска велика. Для такого полководца, как Догмин, важно не количество.
- Я организую ополчение, мы справимся, - сказала бард.
- Нет, Габриэль, я не хочу втягивать этих людей в свои проблемы. Завтра ты должна будешь отвести жителей деревни в горы – пусть укроются там, пока всё это не закончится. Я устрою обвал, так что Догмин туда не сунется. У него ко мне личные счёты, поэтому, думаю, мне удастся вызвать его на одиночный поединок, и, если я выиграю, армия станет моей, а Алти придётся немного изменить своё мнение о лёгкости победы. Кстати, - произнесла воительница, как будто между прочим, - ты останешься в горах с крестьянами: это не твоя битва.
- Нет, Зена, я тебя не оставлю. У нас с тобой одна дорога, и я не сверну с неё. Твоя жизнь – моя жизнь, и все её испытания я встречу вместе с тобой, так что не говори, что это не моя битва.
- Габриэль… - Зена предполагала, что ответ будет таким и понимала, что спорить бесполезно.
- Зена! – к королеве воинов подбежал Марк, - Какой-то человек передал тебе это, - юноша протянул ей сложенный кусок пергамента.
Зена развернула послание: «Вековая ель, поваленная грозой», - что бы это значило? Воительница держала пергамент так, что Габриэль и Марк также смогли прочитать написанное. Габриэль эта фраза не говорила ровным счётом ничего, а вот Марку:
- В деревне все знают это место, - произнёс он, - там необычайно красиво: мягкая сочная трава, яркие лесные цветы, ручей с прозрачной водой, очень холодной даже в самый жаркий день, и огромная, поваленная грозой ель, поделившая поляну на две половины. Я могу показать, где это.
- Спасибо, я поняла, - ответила Зена. У неё не было сомнений – это было то самое место, где она стала жертвой жестокого обмана, поверила в искренность лживых фраз, поверила этим глазам, доверилась этим рукам…
- Зена, что случилось? – по выражению её лица Марк понял, что что-то не так.
- Габриэль, к вечеру организуй собрание: люди должны быть в курсе событий. Я вернусь к тому времени, - произнесла Зена, взглянув на солнце, которое уже склонялось к западу, - а пока я познакомлюсь с автором этого письма, - с этими словами она запрыгнула на Арго.
- Я поеду с тобой. Марк соберёт людей, - тон Габриэль не предполагал возражений. Она села на лошадь сзади подруги, и они поскакали в сторону леса.
Юноша, ответ на чей вопрос был отложен до вечера, закрыл за ними ворота и некоторое время смотрел им вслед.

* * *

Несколько минут – и взору открылась лесная поляна. Ночь… костёр… лунный свет… фразы… прикосновения… - воспоминания захлестнули Зену волной… Громкий мужской голос заставил её очнуться:
- Ты Зена? – перед воительницей стоял мужчина лет сорока, одетый в воинский костюм. Оружие было при нём, но было ясно, что он не собирается им воспользоваться.
- Да. А кто ты? – спросила Зена, спрыгивая с Арго и делая Габриэль знак, чтобы та оставалась на лошади.
- Моё имя Афиноген. Я предводитель армии, посланной сюда персидским военачальником Аббисом для расправы над Догмином. Когда-то его армия ввязалась в войну Персии с соседским городом-государством, на сторону которого и встал Догмин. В итоге Персия потерпела поражение, и теперь Аббис хочет свести счёты.
- Причём же тут я? – произнесла королева воинов.
- Аббису известно: Догмин и твой враг. Он хочет объединить силы в борьбе с ним и просит тебя принять командование своей армией.
Габриэль не удержалась от радостной улыбки, ведь помощь им сейчас не помешает. Однако Зена отреагировала иначе:
- А теперь скажи правду, - произнесла она.
Афиноген непонимающе посмотрел на неё:
- Я сказал тебе правду.
- Я повторю: скажи, кто послал тебя ко мне НА САМОМ ДЕЛЕ.
- Но я ведь сказал: Аббис – персидский военачальник. Почему ты не веришь мне?
- Третий раз я не повторяю, - прозвучал раздражённый голос воительницы. В несколько быстрых шагов подойдя к воину, она резким движением перекрыла ему кровоток.
- У тебя есть 30 секунд. Итак: КТО ТЕБЯ ПРИСЛАЛ КО МНЕ?
От удара мужчина упал на колени, на лице его отразился сильный испуг. Габриэль невольно вздрогнула. Она знала, что Зена ничего не делает просто так, но отчего-то испытывала чувство волнения за этого человека.
- Это Арес… Арес – бог войны, - с трудом произнёс Афиноген.
Казалось, королева воинов знала, что он ответит именно так, но всё же что-то дрогнуло в её суровом лице, когда она услышала это имя. Воительница сняла зажим и, запрыгивая в седло, зло прокричала:
- Можешь передать ему: МЕНЯ НЕ ИНТЕРЕСУЕТ ЕГО АРМИЯ, КАК И ОН САМ!

* * *

Сумерки лиловой дымкой покрывали землю, сгущаясь и постепенно переходя из вечера в ночь. Однако в деревне ещё никто не спал. Собрание затянулось, да и нужно было осмыслить услышанное. Зена рассказала жителям деревни об армии Догмина и о том, что им завтра на рассвете предстоит отправиться в горы, чтобы укрыться там на какое-то время. Пока всё не уладится. Что подразумевала воительница под фразой «всё уладится» понять было трудно. Одна против целой армии… да ещё эта Алти…
Габриэль думала о том же, когда вышла во двор, слабо освещённый ещё не разгоревшимися звёздами, за мятой, чтобы приготовить успокаивающий чай. Событие на лесной поляне не шло из головы. Она всё вспоминала этого человека, Афиногена, его слова… Она так и не спросила, как Зена поняла, что он лжёт, потому что уже боялась что-либо спрашивать. Габриэль осознавала всю сложность ситуации. Зене нужна была армия, эта или другая, чтобы она сама смогла направить все силы на борьбу с Алти. Но другой армии не было, а эта… Бард не понимала Ареса…
С этими мыслями Габриэль повернула из сада к дому. И вдруг… неожиданность пронзила сумерки: зелёные глаза встретились с карими – глазами бога войны. Он стоял возле дома, и что-то было в его взгляде такое… но только не злость и не ненависть.
Сказительница чуть было механически не отступила назад, но пересилила себя и быстрым шагом направилась к дому. Через несколько секунд она остановилась, поравнявшись с Аресом. Тот хотел что-то сказать, однако Габриэль резким, но в тоже время спокойным голосом не позволила ему этого сделать.
- Уходи, Арес. Здесь тебя никто не ждёт.
Она развернулась к двери. Взгляд, коснувшийся земли, заметил, что розы там больше не было, той самой розы, которую Зена нашла тем утром, о котором теперь старалась не вспоминать. Никто не обратил внимания на цветок, валяющийся в пыли, и Габриэль видела его несколько минут назад, выходя в сад. Она обернулась, но бог войны уже исчез. Бард ещё пару секунд смотрела в пустоту, а потом открыла дверь со словами:
- Зена, нам надо поговорить.
- Что случилось, Габриэль? – отозвалась королева воинов.
- Послушай, - начала сказительница, заливая сорванные листья мяты кипящей водой, - что если твой план не удастся, что если Догмин не согласится на честный поединок?.. Зена, мы окажемся лицом к лицу с целой армией.
- К чему ты это говоришь?
- Зена, нам нужна армия. Может быть, стоит принять предложение Афиногена?
- Габриэль, что ты говоришь? Об этом не может идти и речи. Ты же слышала, что он сказал о том, КТО стоит за этой армией.
- Но, возможно, он действительно хочет помочь?
- Он хочет помочь! – губы воительницы скривились в раздражённой ухмылке, - Я не знаю, чего он хочет, унизить, посмеяться, использовать, но уж точно не помочь, - воительница подошла к столу и сделала глоток только что приготовленного чая, - и я не стану принимать предложение этого Афиногена, потому что не хочу, чтобы по середине боя якобы моя армия перешла вдруг на сторону врага.
Эта мысль не приходила Габриэль в голову, а ведь такое могло быть вполне возможно, если Арес объединился с Алти, но…
- Но ведь если он хочет использовать это войско против тебя, он же сделает это в любом случае, может…
- Хватит, Габриэль! Неужели ты пытаешься оправдать его?! – Зена опустилась не стул, и, поставив локти на колени, обхватила руками голову.
- Нет, я всегда на твоей стороне, - бард взяла второй стул и села рядом, - Просто… - она не знала, стоит ли говорить об этом, - …я видела его сегодня… сейчас…
- Что? – Зена подняла голову и посмотрела на подругу, в синих глазах блеснуло возмущение, - Как он посмел явиться сюда?! Что он сказал тебе??
- Ничего, успокойся. Я не стала его слушать, но знаешь, мне показалось, что я видела боль в его глазах…
Зена ответила не сразу. Услышанное повлияло на неё, заставило потухнуть начавшее разгораться пламя гнева, родило в голове новые мысли… Или Габриэль лишь показалось, что это так, поскольку слова подруги вновь вспыхнули огнём раздражения:
- Даже не думай верить ему, Габриэль! В этих глазах нет ничего кроме лжи и порочности.
У Габриэль мелькнула мысль о том, чтобы рассказать о цветке, но она вовремя поняла, что этого не следует делать, так как Зена сейчас всё трактует по-своему и правильно, должно быть, только… лицо Ареса стояло перед зелёными глазами… Ну не было ненависти в его взгляде. Но не об этом сейчас следовало думать: завтра будет трудный день.
- Нужно выспаться, особенно тебе, - произнесла бард, меняя тему, - пойдём, уже поздно.
- Не думаю, что мне это удастся, - сказала Зена, - кстати, что ты положила в чай? – добавила она, зевая.

* * *

Тёмно-синий ночной воздух. Струйки звёздного света из решётчатых окон. Силуэт бога войны. Арес сидел в кресле, опершись руками на колени. В руках у него была смятая, запылённая, сломанная пополам роза. Он держал её так бережно и смотрел то ли на неё, то ли через неё на что-то большее так… Габриэль не ошиблась: в этих глазах была боль… и любовь.
- Зена… - вырвалось в тишину.




Такие люди как мы сами строят свою судьбу.

 
EvelynДата: Четверг, 10 Июл 2014, 22:17 | Сообщение # 9
Душа воина
Группа: Администраторы
Сообщений: 759
Дары: 10  +
Сила: 12
 
Глава 8 — Цели и средства

Результат оправдывает
действие.

Овидий

- Ты не должен был говорить ей правду! Она ни за что не примет помощь от меня… - голос бога войны был довольно жёстким, но, скорее, огорченным, нежели злым.
- Мне ничего больше не оставалось, она не поверила мне и… - отвечал Афиноген.
- Знаю, от неё трудно что-либо скрыть, - Арес сделал паузу, - уже не важно, - погружённый в свои мысли, он отошёл к окну, в которое били потоки света нового дня.
- Но… что нам делать теперь? – спросил Афиноген.
- Оставайтесь на том же месте и будьте готовы к атаке. Я возглавлю армию, если всё получится, - ответил бог войны, исчезая.

Он появился в палатке Алти. Та сидела в резном деревянном кресле и без интереса вертела в руках какой-то военный трофей Догмина. Она чему-то ухмылялась, вероятно, прокручивала в мыслях детали своего плана. Арес был невидим и неощутим для неё и едва удержался, чтобы не пустить в ведьму огненный шар.
- Я думал о твоих словах, - произнёс он, становясь видимым.
Алти чуть вздрогнула от неожиданности, и Аресу даже показалось, что по её лицу скользнула тень испуга. Однако ведьма быстро вернула себе спокойное выражение лица.
- Да, - сказала она то ли вопросительно, то ли, позволяя ему продолжить.
- Раньше я считал Зену идеальной, но всё познаётся в сравнении. Ты права: она – всего лишь смертная.
- И это лучшее её качество, - усмехнулась Алти, она, казалось, была польщена его словами.
- Теперь, когда я понимаю, сколь она ничтожна, я хочу, чтобы мы с тобой объединились против той, кто так старательно отравляла наши жизни. Помнишь: «Таким, как мы, целесообразней быть вместе», - сладко-поддразнивающе произнёс Арес.
- Не имею ничего против, - тем же тоном ответила Алти, приблизившись к нему. Её губы были готовы к поцелую, но Арес предотвратил это, сказав:
- У меня есть для тебя подарок.
- Какой же? – с интересом спросила ведьма, приподнимая бровь и протягивая Аресу кубок с вином, предлагая тем самым отметить их союз.
- Весьма любопытное творчество нашей королевы воинов, - смеющимся голосом ответил бог, делая глоток вина и разворачивая перед Алти свиток, написанный Зеной, - Она ждала, что я расплачусь, - усмехнулся он.
Алти пробежала глазами по пергаменту и расхохоталась.
- Да, действительно, великое произведение! Не знала, что Зена такая сентиментальная дура.
- И что же ты с этим сделаешь? – с дразнящей ухмылкой произнёс Арес, презрительно кивнув в сторону свитка.
- Есть одна идея… - игривым тоном ответила та, - Догмин говорил, что мои новые возможности позволят мне иногда сотворять такое. Думаю, это как раз тот случай. Надеюсь, ты оценишь.
Алти сделала шаг назад и встряхнула рукой, готовясь запустить в свиток энергетический шар. Между пальцев её загорелись искры, соединились в одно целое и, наконец, с чуть слышным треском оторвались от кожи… Чувствовалось, что она приложила серьёзные усилия, чтобы отправить в полёт это огненное творение.
Молниеносным движением Арес заменил свиток в своей руке на другой. Пламя встретилось с пергаментом, на котором был запечатлён договор Алти с Парками, и, оставив после себя дымящуюся дыру, рассыпалось пеплом по полу.
- Упс! – Арес отбросил остатки свитка в сторону и исчез.
Осознав, что произошло, но, будучи не в силах что-либо изменить, Алти лишь злобно сверкнула глазами ему вслед.

Тут в палатку вошёл Догмин.
- Что здесь случилось? – спросил он, увидев золу на полу и ещё не рассеявшийся дым в воздухе.
- Он думает, что победил, - довольно спокойно ответила ведьма, - бог войны оказался весьма изобретательным: обманул меня, заставив уничтожить договор, чтобы у него появилась возможность помочь своей обожаемой королеве. Посмотрим, как у него это получится, когда он лишится своей божественной силы.
- Как такое возможно? – удивлённо посмотрел на неё полководец.
Алти усмехнулась и достала из-за пояса склянку с красноватой жидкостью.
- Это деамброзия. Не думала, что придётся воспользоваться ею, однако… сотрудничать с Аресом я не собиралась, хотя и поверила ему. Эта жидкость лишает любой сверхъестественной силы. Я добавила несколько капель в вино, это замедлит её действие, но, тем не менее, уже завтра наш Арес пополнит ряды смертных. Можешь объявить солдатам, Догмин: завтра мы нанесём визит Зене. И, кстати, ты сделал то, о чём я говорила?
- Да, - ответил тот, протягивая ей какой-то кинжал.




Такие люди как мы сами строят свою судьбу.

 
EvelynДата: Четверг, 10 Июл 2014, 22:17 | Сообщение # 10
Душа воина
Группа: Администраторы
Сообщений: 759
Дары: 10  +
Сила: 12
 
Глава 9 — Объединение

Если сила соединится со справедливостью,
то что может быть сильнее этого союза?

Эсхил

В этот день ранним утром жители деревни ушли в горы. Зена поручила Габриэль сопровождать их, а сама отправилась осмотреть местность и разузнать планы Догмина. Она поняла, что тот собирается напасть в ближайшее время, скорее всего завтра.
Разведка сделала известным ещё один интересный факт: армия Афиногена тоже была в полной боевой готовности и, казалось, лишь ждала сигнала к атаке. Это тревожило воительницу, ведь армии находились по разные стороны от деревни, и, если они собирались атаковать одновременно, она окажется в ловушке. Зена поражалась этому: уж не такой она страшный огнедышащий дракон, чтобы бросать такие силы на борьбу с ней, а, с другой стороны, в какой-то мере ей это льстило.
Но главным во всей этой истории было то, что невинные люди не будут вовлечены в неё. Зена дала Габриэль шакрам, чтобы та устроила обвал в горах, тем самым оградив деревенских жителей от непрошеных гостей на какое-то время, в прошествии которого люди смогут благополучно возвратиться в свои дома по подземному туннелю.
Теперь воительница направлялась обратно в деревню, где ожидала встретиться с Габриэль, которая должна была уже давно вернуться, так как остаться со всеми в укрытии бард наотрез отказалась.
Вот и знакомая деревенская ограда, опустевшая улица… время как будто остановилось, замерло здесь…
Зена открыла дверь дома.
- Габриэль! – но в комнатах никого не было.
Воительница вернулась во двор. «Может быть, она в саду…» - подумалось ей.
- Габриэль!!! – но вокруг была лишь тишина.
Сердце королевы воинов замерло в недоумении и забилось сильнее от волнения.
- ГАБРИЭЛЬ!!!
- Ищешь подругу? – услышала она голос за спиной, - пока тебя не было, у неё появились новые друзья… в лице людей Догмина, - продолжил голос.
Зена обернулась: в нескольких метрах от неё стояла Алти, в руках у неё был… сай Габриэль.
- Она передаёт тебе привет, - с усмешкой произнесла ведьма, с наигранным любопытством вертя в кинжал руках.
- Что ты с ней сделала?!! – набросилась на неё Зена.
- Да не переживай ты так! - с издёвкой ответила та, увернувшись от удара, исчезнув и появившись уже за спиной воительницы, - Она – всего лишь страховка на случай, если ты убьешь Догмина или меня, что, конечно, вряд ли.
- Это мы ещё проверим! – прошипела Зена.
- Непременно. И в самом скором будущем. Не сомневаюсь, что это будет довольно приятно… Кстати, о приятном, недавно меня навещал бог войны, и мы с ним очень неплохо провели время… - она мечтательно прикрыла глаза.
- Что?!. – вырвалось у Зены на выдохе.
Она предполагала такой поворот событий, и всё-таки… ЭТО БЫЛО НЕВЫНОСИМО СЛЫШАТЬ.
- Ты ревнуешь? – рассмеялась Алти и исчезла.
Зена села на стоящую рядом лавку и со злостью швырнула в сторону валявшийся под ногами камень.
Внезапно в воздухе образовалось до боли знакомое голубоватое свечение и напротив королевы воинов появился Арес. Зена, не обращая на него внимания, смотрела в землю. Она не могла и не хотела просто поднять на него глаза, а тем более слушать то, что он пришёл сказать.
- Не думаю, что твоя новая пассия одобрит твои визиты ко мне, - без эмоций произнесла она, всё так же не смотря его, после нескольких секунд паузы между ними.
- Моя КТО? – поперхнулся Арес, он не ждал, что разговор будет лёгким, но такое…
- Или у тебя это как-то по-другому называется? – горько усмехнулась воительница, наконец, посмотрев на него.
Она ожидала встретить издевающийся смеющийся взгляд, но прочитала в его глазах лишь недоумение и ещё что-то. Должно быть, то, что раньше назвала бы любовью, а сейчас…
- У меня это НИКАК НЕ НАЗЫВАЕТСЯ. Что бы она там ни наговорила, ты не должна верить её словам, - произнёс Арес.
- Как и твоим, - теряя безразличие в голосе, произнесла Зена.
- Да, вряд ли я заслуживаю твоего доверия, но, надеюсь, когда-нибудь я смогу тебе всё объяснить… А сейчас прошу поверить, что я на твоей стороне и хочу помочь.
Зена странно посмотрела на него. Не то чтобы с удивлением, не то чтобы с надеждой, но… Как она хотела бы ему верить!.. Но в десятый раз на те же грабли…
- Рассказывай свои сказки Алти, а не мне!
- Зена! Она мне НЕ союзница! Скорее наоборот. Смотри, - он достал нож и порезал свою руку – на коже появилась кровь, но рана быстро затянулась, - Она отравила меня. Так действует деамброзия, смешанная с вином. Я понял это, когда было уже поздно, и теперь постепенно лишаюсь своей силы и где-то к завтрашнему вечеру перестану быть богом. Но если Алти не станет, всё исправится, это зелье имеет силу лишь тогда, когда жив тот, кто его сделал. Так что, как видишь, мне есть за что сражаться, как и тебе. Так почему мы не можем сделать это вместе?
- Освободишь Габриэль, и я тебе поверю, - произнесла Зена после недолгой паузы.
- Без проблем, - кивнул Арес, тут же исчезая.

* * *

Бог войны появился в палатке, где на полу сидела Габриэль, тщетно пытавшаяся освободиться от кандалов на руках и ногах.
- Можно? – произнёс Арес, пуская в цепи небольшую молнию, от чего те с глухим стуком упали на пол.
Бард поднялась на ноги, отряхиваясь и потирая запястья, удивлённо и опасливо глядя на него.
- Я не услышу даже «спасибо»? – поднял бровь бог войны.
- Мне не за что тебя благодарить, пока я не узнаю, почему ты освободил меня, - ответила Габриэль.
- Потому что я на твоей стороне. Зена попросила освободить тебя. И теперь пора уходить отсюда, - терпеливо произнёс мужчина.
Блондинка сделала шаг назад, сверля его недоверчивым взглядом.
- Я никуда с тобой не пойду!
Арес силой взял её за руку с выражением лица, говорящим: «Так и знал, что не поверишь». И голубые искры окружили две фигуры.

* * *

Габриэль осторожно открыла глаза: перед ней была знакомая опустевшая деревня, Зена, Арес со снисходительной улыбкой на губах – она почувствовала себя немного виноватой перед ним, хотя чего он ожидал? С чего ей было верить ему? Да и не привыкла она передвигаться таким вот способом.
- Спасибо, - немного смущённо произнесла бард и подбежала к Зене.
Подруги обнялись.
- Мне нужно отдать приказ армии, - сказал Арес.
Зена кивнула в ответ, и он исчез. Габриэль проводила его мало что понимающим взглядом, который затем перевела на подругу.
- Не спрашивай, - не дала ей и рта раскрыть Зена, развернувшись по направлению к дому.
- И всё же, Зена! – крикнула Габриэль, догоняя её, - Вы… помирились?
- Лучше расскажи, как ты, - увернулась от ответа воительница.
- Пара часов в кандалах на холодной земле – полный порядок, - королева воинов в который раз отметила железный оптимизм подруги.

* * *

Через несколько минут они сидели в доме: Габриэль в хозяйкином кресле-качалке, смазывая царапины на руках и ногах соком какого-то целебного растения; Зена – рядом на широкой хозяйской кровати, точа меч. Обе молчали, погружённые в свои мысли.
Габриэль думала о том, что же всё-таки случилось между Зеной и Аресом в её отсутствие; о том, что будет дальше; о том, что сок этого растения приятно пахнет…
Зена – об Аресе; о том, что она верит ему сейчас, поскольку он просто не может так рисковать – рисковать своей силой ради какого-нибудь там плана Алти; о том, что злится на него за то, что снова тонет в его глазах, снова хочет забыться в его объятьях; о том, что злится на себя за то, что никак не может втолковать своему сердцу короткую фразу: «Он тебе безразличен».
- Зена, - наконец разрушила тишину сказительница, - ты ведь понимаешь, что я не из праздного любопытства спрашиваю. Пожалуйста, объясни, что происходит.
- Ничего сверхъестественного, Габриэль. Просто, похоже, наша общая знакомая бросила Ареса, как больше не нужный предмет, при этом поставив под вопрос его божественную сущность, и он решил переметнуться, отомстить, объединиться против неё – слов много, а вывод один – сейчас он на нашей стороне, в другой раз вполне может оказаться на противоположной.
- Это как, когда ты освободила Каллисто, чтобы та помогла справиться с Велаской.
- Рада, что ты понимаешь.
- Ещё я понимаю, что так или иначе у нас теперь есть армия, и это более чем хорошо.
- Да, неплохо, - отозвалась Зена.
Габриэль хотела ещё что-то сказать, но в это мгновение в комнате появился Арес.
- Схожу за водой, - произнесла блондинка, закрывая за собой входную дверь под взглядом Зены, которая вовсе не хотела оставаться наедине с богом войны. Хотя, может быть, Габриэль выполняла просьбу глаз Ареса, а не подруги…
- Солдаты готовы к атаке и ждут приказов своего командира, - произнёс Арес.
Зена вопросительно посмотрела на него.
«Тебя», - ответил его взгляд.
- Ты хочешь, чтобы я возглавила армию?
- А разве ты сама этого не хочешь?
Воительница кивнула.
- Алти нападёт завтра ближе к полудню, - продолжил Арес.
- Я знаю.
- К тому времени я уже перестану быть богом. Всякое может случиться… Я хочу, чтобы ты знала…
- Не стоит, - оборвала его Зена, - мне всё равно.
Её слова прожгли Ареса изнутри, ведь она говорила о своих чувствах к нему: безразличие, спокойствие, готовность убить при первой попытке перейти ей дорогу – и даже если это было не так, она и себе это сказала, приняла вымышленную правду, спрятав истину на недосягаемую глубину.
- Тебе стоит познакомиться со своей армией, - отогнал от себя мрачные мысли бог войны.
- Да, - голос её как будто стал мягче.
- Переместить тебя?
- Нет, сама справлюсь.
Арес приземлился в кресло, провожая её взглядом. Пытаясь успокоиться, он чуть было не запустил огненный шар в закрывшуюся дверь, но хорошо, что не сделал этого, так как в это мгновение дверь была резко открыта рукой воительницы:
- Где она?!
Арес недоумённо посмотрел на неё.
- Где Габриэль?!! Её нигде нет!!!
- Она же пошла за водой… - пробормотал Арес, ошарашенный внезапно преподнесённой новостью.
- Что ты несёшь?! – огрызнулась Зена, вновь разворачиваясь к выходу.
- Подожди, я с тобой, - сорвался с места мужчина.
Они оба вышли во двор. Вокруг не было ни души, как вдруг перед ними появилась Алти:
- Я всё-таки получила свою страховку, - усмехнулась она, - Зена, твоя подружка шлёт тебе привет, - её взгляд перешёл на Ареса, - А это для тебя, милый, - ведьма пустила в него сай Габриэль, который забрала ещё в прошлый раз. Арес не успел увернуться, и кинжал поразил голень его левой ноги. И хотя сейчас он был больше богом, чем смертным, на его лице отразилась боль. Алти не хотела его убивать, по крайней мере, сейчас, но лезвие кинжала было смазано деамброзией, которая, в чистом виде попав в кровь, за считанные секунды сделала своё дело.
Алти рассмеялась, довольная своей работой, и исчезла.
- Ты всё ещё можешь перемещаться? – обратилась Зена к Аресу, тот отрицательно покачал головой.
- Тогда я сама пойду за Габриэль.
- Не вздумай! – остановил её мужчина.
- Не стой у меня на пути! Может быть, ты намеренно отвлекал меня разговорами, чтобы она добралась до Габриэль!
- Да-да, и получил за это кинжалом с деамброзией, - эти слова заставили Зену остыть.
- Тебе нужно успокоиться и всё обдумать, - произнёс Арес, жестом предлагая войти в дом.

* * *

Через пару минут Зена, освободившись от доспехов, сидела на своей кровати. Арес – рядом, взывая к здравому смыслу.
- Безрассудно идти за ней сейчас: на ночь глядя, в лес, рискуя нарваться на всю армию Догмина. То ли дело завтра, когда войско переместится на открытое место для сражения. Алти, наверняка, оставит охранять пленницу лишь пару солдат, тогда мы сможем легко освободить Габриэль, если, конечно, она сама не сделает этого. Долгие годы жизни рядом с тобой превратили её в опытного воина. Она не станет лезть на рожон, а выждет подходящий момент.
- А если Алти решит просто убить Габриэль?! Эта ведьма непредсказуема!
- Алти – да. Но не Догмин – солдаты преданы ему, иначе Алти давно бы от него избавилась, но армия нужна ей, и потому приходится с ним считаться. Догмин же заслужил себе честное имя, он не убивает пленных и вряд ли позволит кому-либо поставить под вопрос свою репутацию.
- Ладно, ты прав: мне нужно успокоиться, - сдалась Зена.
- Я могу помочь, - произнёс Арес, опуская бретельки её кожаного платья и лёгкими массирующими движениями касаясь напряжённых плеч.
Зена хотела отстраниться, но это было слишком приятно. Она даже закрыла глаза, наслаждаясь мгновеньями… А потом резко развернулась, придав своему внешнему виду почти ту же холодность, с какой говорила Аресу о своём равнодушии. Впрочем, её голос прозвучал не вполне соответствующе:
- Покажи мне свою рану.
- Это лишь царапина.
- Ну да, конечно, царапина, - улыбнулась Зена, осмотрев его ногу, - к тому же что-то мне подсказывает, что ты не привык к таким «царапинам», - голос её звучал скорее ласково, чем равнодушно, - рану нужно обработать, - сказала она посерьёзневшим тоном, выходя из комнаты, чтобы вернуться со всем необходимым.
Её голос… Он был каким угодно, но только не равнодушным. Арес думал об этом, молча наблюдая, как её руки заботливо перевязывали его рану.

* * *

В эту ночь звёзды светили тускло, а луна грустно лила на землю холодный голубоватый свет.
Зена не спала в опустевшей без Габриэль комнате, а просто лежала на своей кровати. Арес устроился в соседней комнате в кресле, он тоже не спал.
Зена думала о нём – завтрашнем дне: сражении, Габриэль, Догмине… Она начинала понимать, что он лишь жертва обмана во всей этой истории. Думала воительница и о нём – Аресе. Только сейчас к ней пришло осознание того, что она может потерять его завтра. И нет, она не допустит этого, несмотря ни на что. Потому что так или иначе ей будет как-то неуютно в мире, где нет этих глаз, даже смотрящих в сторону, и этих рук, даже обнимающих другую, даже такую, как Алти… Пусть так, чем вообще никак. К тому же она, возможно, начинала догадываться, что происходит на самом деле, хоть и не дала ему ничего объяснить.
Арес думал о ней – Зене, о том, сможет ли он когда-нибудь всё ей объяснить; о том, что же всё-таки царит в её сердце: ненависть, равнодушие или… И думал о ней – завтрашней битве, о соотношении сил, о том, что для него всё может закончиться там, на поле боя…
Мужчина не сомкнул глаз всю ночь. Он то просто сидел, то прохаживался взад-вперёд по комнатам (рана давала о себе знать, но он не обращал на неё внимания). Один раз он осторожно вошёл в комнату Зены и нашёл её спящей на толком не разобранной постели и с шакрамом на подушке. Арес аккуратно повесил оружие на спинку кровати и укрыл Зену сброшенным на пол покрывалом.




Такие люди как мы сами строят свою судьбу.

 
EvelynДата: Четверг, 10 Июл 2014, 22:17 | Сообщение # 11
Душа воина
Группа: Администраторы
Сообщений: 759
Дары: 10  +
Сила: 12
 
Глава 10 — Противостояние

Счастлив, кто мог познать причины вещей
и поверг под ноги все страхи и неумолимую судьбу.

Вергилий

Наступил новый день, холодный и безмолвный. Небо заволокла пелена грязных облаков, воздух захватила туманная дымка, и кругом царила какая-то обманчивая тишина, как перед ураганом.
Зена всё утро провела в разговорах с солдатами, проверке обмундирования и вооружения. Арес наблюдал за ней, стоя неподалёку. Ему приятно было видеть Зену во главе армии, со стальным взглядом и гордо поднятой головой отдающую приказы.
Слева и сзади войско окружал лес, в нескольких милях вправо располагалась деревня и снова простирался лес, и лишь впереди, казалось, бескрайнее поле сливалось с горизонтом и плавно переходило в небо, залитое багряным заревом.
Зена, закончившая «знакомство» с армией, смотрела в эту кровавую даль. В утреннем безмолвии она слышала, как чуть чаще обычного стучит её сердце…
Сильная мужская рука опустилась на её плечо. Она накрыла её своей и слегка развернулась, чтобы встретиться взглядом с Аресом.
- Хорошая армия, - по лицу воительницы скользнула едва заметная улыбка, ведь она знала, что это были одни из самых лучших воинов.
- Достойная своего командира, - ответил Арес.
- Сейчас, - произнесла Зена, вновь устремив взгляд вперёд, где из-за горизонта росла и проявлялась сквозь туман чёрная полоса – армия Догмина.
Несколько минут – и два войска обрушились друг на друга жёсткими волнами, шквальным ветром и песчаной бурей. Орудия со свистом рассекали полупрозрачный туманный воздух и сыпали искрами, соприкасаясь лезвиями…
- Наконец-то мы лицом к лицу, - перед Зеной, направив на неё меч, стоял Догмин.
Это был светловолосый мужчина лет тридцати, высокий и мускулистый. Нельзя было не заметить грубые отцовские черты в его загорелом лице, но вместе с тем мужчину можно было назвать весьма привлекательным. Первым же в его облике обращал на себя внимание ярко-голубой цвет его глаз. Зена никогда не замечала, какого цвета были глаза у Догмина, которого она знала…
- Ты ответишь за моего отца! – продолжил мужчина в то время, как их мечи со звоном соприкоснулись.
Догмин не уступал Королеве воинов в воинском мастерстве, искусно парируя её удары. Сражающиеся поочерёдно переходили от защиты к нападению, то и дело перебрасываясь короткими фразами.
- Ты мстишь за убийцу? – произнесла Зена, склоняя противника к земле.
- Не смей оскорблять его память! Он был великим человеком! – выпалил Догмин, отталкивая её в строну.
- Неужели? – выдохнула воительница, отразив его удар.
- Не притворяйся, что не знаешь о том, как он избавил мир от Каллисто, освободил Прометея и помог кентаврам обрести величие! – продолжил мужчина.
- Потрясающе! А разве не среди кентавров рассказывают о безумце, воспользовавшемся камнем Иксиона?! – Зена сделала сальто, увернувшись от очередного удара.
- Ты лжёшь! Лжёшь, потому что завидуешь! – прокричал Догмин.
- Завидовать? Чему?! Совершенной подлости?! – женщину начинала злить эта песнь о великом отце.
- Молчи! Ты не смеешь порочить его имя! – раздражённо крикнул полководец.
- Твой героический отец убил в бесчестном бою человека, который пришёл, только чтобы увидеть сына! Он убил человека, которого я любила! – Зена опустила меч. Сколько бы времени не прошло с тех пор, ей всё равно было невыносимо больно вспоминать о тех событиях…
- Что? Это не может быть правдой! – воскликнул Догмин, тоже пустив оружие.
Что-то внутри него дрогнуло и сломалось. Это что-то говорило, что Зена не лжёт, и тем самым рушило пьедестал, на который он возвёл своего отца. В памяти мужчины проснулись воспоминания о том, как трудно было его матери одной, о том, что говорили односельчане и люди, с которыми его сводила жизнь, о Догмине старшем…
Воспользовавшись ситуацией, Зена оглушила противника ударом рукояти меча по голове. Она не хотела убивать его, поскольку окончательно убедилась в том, что он не знал и малой доли правды о своём отце.
Воительница огляделась с целью узнать, чем занят Арес. Он дрался с воином армии противника, которой было приказано биться вне зависимости от того, что происходит с её командиром.
Даже будучи смертным, Арес был великолепным бойцом, однако сейчас ему мешала рана на ноге. Вероятно, поэтому противнику удалось сбить его с ног, но солдат не успел даже занести над мужчиной свой меч, так как его опередил своевременно пущенный шакрам Зены. «Хорошо, что Габриэль успела его вернуть», - подумалось воительнице.
- Какое благородство – спасти того, кто тебя предал! Жаль, что Догмин не видит этого! Этот сентиментальный борец за справедливость оценил бы подобный поступок!
Зена обернулась, чтобы увидеть перед собой Алти.
- Это ты забила его голову мыслями о подвигах отца?
- Мальчишка так хотел знать, что его папаша был героем, так не верил в то, что о том рассказывали люди… Было приятно его обрадовать. Кстати, на что ты больше обиделась: на то, что я приписала ему победу над Каллисто или освобождение Прометея?
- Довольно болтовни! – жёстко произнесла Зена, направляя на ведьму меч.
- Действительно, - ответила та и протянула руку к рукояти своего меча, но внезапно выпрямила её, пуская в Зену огненный шар.
Воительница не была готова к подобной атаке и потому не успела ни отклониться, ни как-либо защититься. Снаряд отбросил её на несколько метров, и, ударившись головой о дерево, она потеряла сознание.
Ареса подобный ход тоже застал врасплох, ведь он видел, с каким трудом Алти далось подобное, и не думал, что она сумеет так просто это повторить. Справившись с очередным вражеским солдатом, мужчина в растерянности замер посреди поля боя, не зная, что ему делать сейчас: бежать ли к Зене, чтобы узнать, как она; атаковать ли Алти… Та, воспользовавшись моментом, запустила в Ареса нож, который угодил ему прямо в коленную чашечку, заставив мужчину упасть без возможности подняться более, чем на локтях. Алти вынула меч из ножен и направилась к Аресу. Она уже готова была нанести удар, как вдруг сделала несколько резких шагов назад. В её лице читалось удивление. Посмотрев на свой живот, ведьма обнаружила торчащий из него кинжал. Без усилий выдернув его и откинув в сторону, она с усмешкой произнесла:
- Этого слишком мало, чтобы убить меня, - но в это мгновение её тело охватила странная нефизическая боль, боль, говорящая, что сверхъестественная сила покидает её.
- Ты столь самоуверенна, что не отдаёшь себе отчёта в том, где оставляешь кинжал, обмазанный деамброзией.
Лицо Алти исказила беспомощная ярость, как у шахматного игрока, который из-за необдуманного хода потерял ферзя, но, вспомнив о силе остальных своих позиций, она быстро вернула своему лицу обычное насмешливое выражение. Поскольку деамброзия была сделана ей самой, то она только отняла у Алти особенные возможности, не причинив никакого физического вреда. У неё всё ещё была армия, Зена валялась на земле в полусознательном состоянии, а Арес лежал здесь, у её ног, совершенно беспомощный – всё это не могло не радовать Алти.
- Что ж, так даже интересней, - произнесла она, - но даже если я обычный человек – у тебя нет шансов, - с этими словами Алти вновь занесла над Аресом меч.
- Думаешь? – услышала она голос за спиной.
Алти обернулась – перед ней стояла Габриэль, держа в обеих руках саи, один из которых она подобрала только что.
- Не мешай! – пренебрежительно отмахнулась ведьма.
Однако Габриэль не стала медлить, атаковав противницу. Увернувшись от удара, Алти попыталась перейти в нападение, но вместо этого вынуждена была отражать новые выпады со стороны блондинки. Арес улыбнулся, отметив, что бард весьма умело управляется с кинжалами.
Зена постепенно приходила в себя, её состояние волновало Габриэль, и это отвлекало девушку от сражения, к тому же сказительница привыкла драться честно, не особо ожидая, что противник подставит ей подножку. Габриэль упала и ощутила холод лезвия меча у своего горла. В воздухе зависло напряжение… Но тут воздушное пространство со свистом рассёк шакрам, поразивший Алти. Она обернулась к Зене, которая уже слегка приподнялась от земли. Собрав последние силы, Алти выхватила у Габриэль сай и, швырнув его в воительницу, упала замертво.
Зены была ещё слишком слаба, чтобы успеть вовремя уклониться от пущенного кинжала, который почти достиг своей цели, но на последней секунде был остановлен рукой бога войны. Арес вновь обрёл силу и успел переместиться сюда в нужный момент.
Габриэль поднялась с земли и поспешила к подруге, Арес же отошёл в сторону.
Армии всё ещё вели бой, и бог войны подумал, что с этим пора бы уже заканчивать. Он понял руку, зажигая в ней огненный шар. Солдаты опустили мечи. «Проще, чем я думал», - пронеслось в мыслях Ареса, и лишь потом он понял, что это Догмин, очнувшись, приказал армии отступать.

- Как ты? – спросила бард, помогая Зене встать.
- В порядке, - ответила та, как будто ещё не до конца осознавая, что всё закончилось.
Габриэль перевела взгляд на Ареса, стоящего позади Зены. Он протянул сказительнице её сай.
- Я… - произнесла девушка, пытаясь придумать предлог, чтобы отойти, - я сейчас… мне нужно… - обрывисто пробормотала она и поспешила уйти.
- Мы победили, - тихо произнёс Арес.
- Да, - отозвалась Зена.
Она боялась повернуться, боялась его глаз, но вместе с тем понимала невозможность не сделать этого. Синие глаза встретились с карими. Эти глаза любили её, не понимали её, не отпускали её…
«Позволь мне ничего не сказать, позволь просто уйти сейчас, уйти, чтобы подумать, ведь всё это так сложно для меня…» - просил её взгляд. Но для Ареса всё было по-другому, проще ли, понятней ли…
- Я люблю тебя, Зена, - его рука коснулась её щеки, Зена склонила голову и сомкнула веки. Его прикосновения всегда были слишком приятны ей…
Она уже хотела что-то сказать, открывая глаза, но… Он исчез.

* * *

Прошло несколько дней. Две подруги провели их всё в той же гостеприимной деревушке, жители которой просто не отпустили своих спасительниц так скоро.
За это время Габриэль успела написать о произошедшем в свитке, который ей подарил Марк, как только она с Зеной вернулась в деревню. По правде сказать, сказительница боялась встречи с юношей. С первого дня она читала влюблённость в его глазах, но не могла ответить тем же. Поэтому Габриэль решила поговорить с ним при первой же возможности, но не пришлось.
Конечно же, она встретилась с ним сразу, как вошла за деревенскую ограду, и он улыбнулся ей, даже обнял, а затем подарил свиток, сказав, что хотел бы, чтобы она запечатлела на пергаменте всё случившееся. Но Габриэль увидела в глазах юноши лишь благодарность и восхищение, но не любовь.
Да, он восторгался ею, завидуя жизни, полной приключений (а кто не хотел бы, как она, путешествовать по миру с королевой воинов?), однако восхищение и любовь – совершенно разные вещи. Габриэль убедилась в этом, случайно заметив, как нежно Марк коснулся руки соседской девушки. Вот тут можно было говорить о влюблённости, ведь, чтобы родиться, этому чувству не нужны никакие подвиги, потому что любовь смотрит прямо в душу.
В этот момент Габриэль вдруг почувствовала, что обязательно встретит на своём пути мужчину, который полюбит её по-настоящему и полюбит вне зависимости от того, чем она будет заниматься: сражаться ли с бандитами, писать ли истории… Этот мужчина будет любить её не за то, что она какая-то необыкновенная, но считать её необыкновенной, любя.

Впрочем, сегодня некогда было мечтать. Сегодня они покидали эту деревню. В конце концов, нельзя же было жить здесь вечно. Хотя из вечности понабилось всего около двух недель, чтобы полюбить это место.
Да, Зена не раз говорила, что ей не нравится долго оставаться на одном месте, и Габриэль давно пришла к выводу, что дом – это не место, а человек. Но всё же.
Амфиполис опустел: жизнь в нём так и не возродилась после ужасных событий, связанных с открытием портала в нижний мир. Дома обветшали и покосились. И от деревни, полной жизни, остались лишь воспоминания.
Потейдия перестала быть такой, какой её любила и навсегда запомнила зеленоглазая сказительница. Племянница Габриэль, Сара, вышла замуж, и Лила перебралась вместе с дочерью в дом её мужа в Афинах. И Габриэль никто больше не ждал в родной деревне. Пожалуй, сейчас даже никто не узнал бы её на знакомой улице, никто не закричал бы радостное «Привет!», и разве что какая-нибудь старушка произнесла бы: «Вот эта девушка похожа на нашу Габриэль, я дружила с ней когда-то…».
Словом, теперь и Зене, и Габриэль была приятна мысль о собственном доме в какой-нибудь деревушке, похожей на эту, где они задержались так надолго. Мысль о доме, куда можно было бы возвращаться вечерами, мысль о собственном хозяйстве… У них неплохо получалось управляться со всем этим, когда они жили в старом доме Зены. Правда, тогда с ними был Арес…

Однако, так или иначе, злоупотреблять чужим гостеприимством было нельзя. Утром Габриэль в последний раз помогла хозяйке дома с приготовлением завтрака, собрала все вещи и даже вымыла Арго перед дорогой, ведь водоём мог оказаться на их пути не очень скоро. Как правило, Зена сама ухаживала за своей лошадью и не любила, когда кто-нибудь предлагал ей в этом помощь, но сегодня рано утром, даже не позавтракав, воительница ушла, сказав, что хочет проститься со всем вокруг. Подобное желание показалось Габриэль немного странным и слишком романтичным что ли, но она никак его не прокомментировала, понимая, что у подруги могут быть свои на то причины.
Бард была отчасти права. Но она не знала, что Зена хотела вовсе не просто пройтись по окрестностям, вспоминая о тех событиях, которые произошли здесь. Воительница точно знала, куда идти, и хотя место это было не так уж близко, она намеренно пошла пешком, чтобы по дороге попытаться упорядочить все те мысли, которые терзали её последние несколько дней.
Зена не думала, что Арес предал её. Пусть ей не известны были подробности, но она догадывалась, что признание Ареса в ненависти и появление Алти были как-то связаны. И как всегда всё было так непросто…
В какой-то мере Зене даже хотелось бы повернуть время вспять, чтобы всё вернулось к той минуте, когда она взяла в руки перо. Ведь не напиши она этот свиток – ничего бы не было. Ничего. Она говорила не об Алти, которая напала бы в любом случае. Не было бы тех двух дней, тех счастливых часов, проведённых с ним. Ласковый взгляд его глаз… Нежность его рук, его губ… Ощущение, что прошлое больше не имеет значения… Ей было так приятно всё это… Но при этом она хотела бы, чтобы этого не было? Для них всегда всё было слишком сложно. Им всегда будет что-то или кто-то мешать. И она готова сдаться? Может быть, в какой-то момент была готова, а теперь…

* * *

Арес сидел в кресле в одном из своих храмов, в том самом, где произошло его знакомство с Алти. Этот храм находился не так далеко от небезызвестной деревушки, хотя не так и близко. Мужчина часто бывал здесь в последнее время. Оттого ли, что на Олимпе ему появляться не хотелось, поскольку сестрёнка, та, что заведует любовными делами, непременно набросилась бы на него с расспросами о том, чем он был так занят в последние дни, что совсем пропал, а ему, конечно же, не хотелось обсуждать с кем-либо недавние события. Или оттого, что здесь он был ближе к той, о ком не переставал думать в последнее время…
Он мог понять, почему она не дала ему ничего объяснить в тот день накануне битвы. Мог понять, что тогда её мысли были заняты предстоящим сражением и опасениями за подругу, и она не хотела выяснять отношения, так как ни в чём не была уверена. Да, он мог понять это, ведь, в конце концов, Зена могла решить, что на самом деле он на стороне Алти, и история с деамброзией была разыграна, чтобы она вновь доверилась ему.
Но олимпиец не мог понять, почему она отпустила его тогда, когда всё уже закончилось. Если ей нужно было время, чтобы всё обдумать, она могла бы просто сказать об этом. А она молчала и смотрела как-то холодно и отчуждённо. И пусть он ушёл сам, но это она отпустила его. Арес ждал, что Зена окликнет его, позовёт, и он вновь появится перед ней, чтобы заключить в объятья и понять, что никакие слова им просто не нужны. Но она не позвала.
Ей нужно было время подумать? Арес был уверен: Зена знала, что все его слова о ненависти и мести были ложью. И он не предавал её – он сделал всё, чтобы она не погибла, чтобы она победила. И когда они выиграли эту битву, выиграли вместе, казалось, ничего уже не должно было стоять между ними… Но она не любила его?
Они так долго играли в «кошки-мышки», и он с каждым днём понимал, что любит её всё сильнее, а она? Может быть, ей было просто интересно, как повернётся её жизнь, если они будут вместе?
Она написала о своих чувствах, и не так давно ему было достаточного этого для полного счастья. Да, это была личная, откровенная запись королевы воинов, в которой она написала о том, что испытывает, испытывает к нему. Но она же бросила свиток в огонь. Написала, успокоилась, забыла… Она бросила его в огонь, а значит, ничего не собиралась менять? Да, ведь её устраивала её жизнь, жизнь, в которой рядом с ней был не он, жизнь, в которой он был чужим…

Мужчина чуть вздрогнул, когда услышал шаги за входной дверью. Кажется, он знал, кто это. Но зачем?..

* * *

Зена открыла дверь и вошла. Здесь всё говорило о нём, в этих стенах витал его запах, и… она чувствовала его присутствие здесь…
- Только не говори, что не ожидала меня тут увидеть, - его голос прозвучал довольно жёстко.
- Ты, кажется, забыл, что я тебя чувствую, - произнесла она.
Арес ничего не ответил. Он не знал, зачем она здесь, но её голос был таким… нежным?..
- Нам нужно поговорить, - продолжила Зена.
«О чём?» - спросил его взгляд.
- Я хочу, чтобы ты рассказал мне всё об этой истории с Алти, всё, чего я не знаю.
- Я уже пытался начать этот разговор, - он всё-таки упрекнул её в том, что она не захотела тогда его выслушать. Тогда он надеялся ей всё объяснить, чтобы преграда между ними исчезла, но сейчас всё было по-другому. Арес не знал, что она скажет ему. Возможно, она решила расставить все точки над «и», чтобы уйти из его жизни навсегда…
- Это значит, что теперь разговор не удастся? – разрушила паузу воительница.
- Нет, ты должна знать правду, - ответил мужчина, и голос его наконец-то стал мягче, - Алти заключила с Парками договор, который гласил, что я должен расстаться с тобой, наговорив всяких гадостей, и не могу помочь тебе в борьбе против Алти и Догмина. Иначе Судьбы перерезали бы нить твоей жизни. И тогда родилась эта история про персидского военачальника. Но тебя слишком сложно обмануть, - он улыбнулся, - А потом я нашёл способ уничтожить свиток с договором и решил, что возглавлю армию сам, если ты не согласишься. Остальное ты знаешь.
Пауза вновь заполнила пространство между ними. Идя сюда, Зена намеревалась так много ему сказать, но молчала. Они молчали оба. И теряли друг друга в этом безмолвии.
Не зная, как разрушить образовавшуюся стену из тишины, воительница произнесла:
- Я бы хотела забрать свой свиток. Думаю, ты знаешь, где он.
- Я думал, тебе всё равно, - ответил Арес.
- И уничтожил его?
- Нет… конечно, нет, - с этими словами он встал и подошёл к небольшому столику, на котором покоился пергамент, исписанный рукой королевы воинов.
- Вот, возьми, - Арес протянул свиток Зене.
Воительница взяла его, и Арес почувствовал, что сейчас она развернётся и уйдёт. И мужчина понял, что не простит себя, если отпустит её.
- Зена, - произнёс он, - у меня тоже есть вопрос к тебе.
«Какой?» - спросили синие глаза.
- Я хочу знать, что ты чувствуешь ко мне.
- Ты так и не понял? – произнесла Зена, скользнув взглядом по свитку.
- Я боялся, что понял неправильно, - улыбнулся Арес.
И уголки губ воительницы тоже потянулись вверх в улыбке.

Они через многое прошли: злость, ненависть, презрение… Прошли, чтобы понять: чувство, которое есть между ними, называется по-другому. И они верят друг другу теперь. И пусть что-то или кто-то будет пытаться встать между ними, они противостоят этому. Вместе.




Такие люди как мы сами строят свою судьбу.

 
Форум » Фан-творчество » Фанфикшн » "Противостояние" Автор: KeiSi X (Арес/Зена, Габриэль)
Страница 1 из 11
Поиск:

Вверх страницы

Вниз страницы